?

Log in

No account? Create an account

old_pskov_today


Древний Псков сегодня


В Троицкий Собор вернулась серебряная Рака
old_pskov_today
В Троицкий Собор вернулась серебряная Рака
18:47, 13 октября 2005, ПАИ

13 октября в Свято – Троицкий Кафедральный Собор Пскова настоятелем храма протоиереем Иоанном Мухановым была привезена Рака, находившаяся на реставрации в художественных мастерских РПЦ Софрино. Как сообщили ПАИ в информационной службе Псковской епархии, заботами, усердием и любовью некоторых благотворителей создалась Гробница, кивот для хранения Святых мощей псковских благоверных князей Всеволода - Гавриила и Довмонта – Тимофея, блаженного Николая и преподобного мученика Иосафа Снетогорского.

Раку встречал Архиепископ Псковский и Великолукский Евсевий, который отметил особый момент события – возвращение Раки в канун великого праздника для Пскова, праздника Покрова Божией Матери. И сказал: «Святые не нуждаются в украшении человеческом – святые стоят у Престола Божия. Это они снисходят к людям, чтобы люди становились ближе к Богу, это они украшают человеческую жизнь. И ради нас, живых людей, и устраиваются кивоты. Мы с вами, видимо, по милости Божией заслужили то, что сегодня получили - Кивот для Святых мощей. Мы будем благодарны Богу и Пречистой Деве Марии, и святым нашим Князьям псковским за их любовь к нам, за их утешение».

Архиепископ Псковский и Великолукский Евсевий с духовенством Собора совершили Чин освящения Раки, и в обновленную Раку священники, благоговейно помолясь, положили гроб со Святыми мощами псковских Угодников Божиих, наших молитвенников.

Настоятель Троицкого Собора, протоиерей Иоанн Муханов сообщил следующее: «Святые мощи хранились в этой Раке с 1834 года, но она стала ветхой, от нее остался каркас из кованого металла. И дорогие для нас люди находились не в драгоценном сосуде. Наш Владыка и мы молились годами и переживали, чтобы Господь послал нам помощь. И однажды наш добрый знакомый Борис, чьи родители родом из Порховского района, а его воцерковление было связано личной историй с благоверным князем Всеволодом, предложил нам помощь.

Проект согласовывался с нашим Владыкой, а работы велись около года. Рака вся в новом серебре, остались старый каркас, ножки литые золоченой бронзы и украшения по углам, латунные, вызолоченные. Рака обтянута серебром, украшена сложной чеканкой, вымыта и отреставрирована икона св. Всеволода - Гавриила, которая находится на Раке. Полностью обновлен постамент под Раку, раньше были доски, ныне мы построили литое гранитное основание. Над Ракой новые лампады числом 14, по семь с каждой стороны, обновлены старые лампады. Обновлены столбы и установлены новые литые решетки».

Храм в Православие - Дом Бога на земле, и все внутреннее убранство храма должно быть подчинено этой идее. В служение настоятеля входит и большая обязанность, чтобы в храме было благолепие достойное и подобающее святому месту.

Источник: http://informpskov.ru/news/23994.html

Установление Раки в Троицком Соборе
old_pskov_today
Установление Раки в Троицком Соборе
18:52, 13 октября 2005, ПАИ

13 октября 2005 года. Установление Раки в Троицком Соборе

13 октября 2005 года. Установление Раки в Троицком Соборе

Источник: http://informpskov.ru/news/50014.html


Савва Ямщиков: абрамовичи разрушат памятники мгновенно
old_pskov_today
Савва Ямщиков: абрамовичи разрушат памятники мгновенно
Вести.ру 13.10.2005 20:37
http://www.vesti.ru/doc.html?id=116482

Нам знакома табличка "Памятник архитектуры такого-то века. Охраняется государством". К сожалению, "охраняется государством" читается как некая ирония, поскольку такие таблички висят на многих тысячах памятников архитектуры, которые продолжают разрушаться и по факту никем, в том числе и государством, не охраняются. В последнее время такие здания стали объектами приватизации. Возникли споры. В гостях у программы "Вести. Подробности" – председатель Ассоциации реставраторов при Фонде культуры РФ, искусствовед Савва Ямщиков.

- Савва Васильевич, ну вот правительство уже подготовило законопроект, отменяющий мораторий, по которому теперь будет возможна, а ранее была запрещена, приватизация княжеских дворцов, бывших барских усадеб, ландшафтных парков. Каковы плюсы здесь и каковы опасности?

- Вы знаете, мы теперь стараемся во всем следовать прогрессивному человечеству - Западу. Я вам должен сказать, что на Западе вот такая приватизация - явление совершенно обычное. Извините, я начну с Запада. Вот, например, мне часто приходится бывать в Швеции. Там частное лицо может приватизировать все, начиная, скажем, с крестьянской избы XIX века и кончая дворцом. Любое частное лицо, у которого есть для этого, так сказать, капиталы. Причем оговаривается возможность приспособления этого памятника под нужды владельца, но оговаривается очень строго - что он может и чего он не может. И в течение, скажем, года, один раз, а иногда и 2 раза в год, обязательно бывают комиссии, которые проверяют, в каком состоянии и как хранится этот памятник владельцем. И если, не дай Бог, вы нарушите что-то, вам грозит, конечно, колоссальный штраф, и вам уже больше никогда ничего приватизировать не дадут. Я повторяю, начиная от крестьянской избы, которая является памятником и кончая дворцом. Это Швеция. А вот я, например, живу в центре Москвы. И я гуляю, скажем, по нашим вот переулкам - Чистые пруды, Моросейка и туда дальше, к Колокольному переулку. Там много уже приватизированных построек московских XVIII-XIX века в основном. Но вы попробуйте, прежде всего, посмотрите эту постройку. В смысле, если вас заинтересует, что там находилось. Вы посмотрите, в какой это приведено "порядок". Все - под тривиальные нужды заказчика, то есть владельца, который приватизировал.

- Но внешне все выглядит роскошно. Прекрасные фасады.

- Это вам так кажется. Это выглядит роскошно, но новодельно.

- Да, новодельно.

- Это выглядит новодельно. Я не сторонник того, что все, так сказать, даже бытовую постройку XIX века надо обязательно приводить в тот вид, в котором она функционировала, скажем, когда ее сдали строители. Но есть ведь памятники, которые, если относиться к ним так, как относятся застройщики, мы можем потерять. Я сейчас говорю про Москву. К счастью, на периферии меньше, потому что меньше денег, меньше вмешательства в эти памятники.

- Мы сейчас затронули сразу несколько тем. Первая тема - это сервитуты. Какие ограничения должны сопутствовать приватизации памятников?

- Я вам скажу: первое, как вы назвали, условие сервитутов - чтобы человек, который получает в свое распоряжение памятник, приватизирует он его или на какое-то время арендует, чтобы этот человек знал, что он получает в свои руки. Видите ли, в чем дело - рыночная экономика к нам так быстро хлынула, в нашу непривычную для нее среду. Если меценат настоящий получает памятник, он, прежде всего, заботится о том, чтобы он выглядел так, как он выглядел, благодаря чему он и стал памятником. Но вы меня простите, пожалуйста - Валентина Ивановна Матвиенко сказала, что лучше отдать тот или иной дворец или памятник Абрамовичу, чем ждать, когда он разрушится. Моя позиция такая: лучше ждать, когда он разрушится естественным путем, потому что Абрамович (я условно говорю), приватизатор его разрушит мгновенно.

- Еще больше мгновенно.

- Быстрее. Потому что для приватизатора что главное? Джакузи, свои кабинеты, ресторанные моменты. И про памятники они не думают. Выламываются стены, перепланируется все. Поэтому когда дается возможность приватизировать кому-то дворец, обязательно государство, и министерство культуры, Общество охраны памятников, инспекция по охране памятников должны быть для приватизаторов законодателями.

- Перед государством стоит вопрос: понятно, что все в частные руки отдано не будет. Есть совсем святые вещи. Что-то останется у государства, а что-то будет подлежать приватизации. Так как здесь понять и как это все разграничить? Вот что говорит по этому поводу Михаил Швыдкой: "Мы должны понять, какие памятники являются максимально необходимыми, и передать их на федеральное содержание". То есть, насколько я понимаю, до сих пор такого понимания и нет? То есть до сих пор не поняли, поскольку отсутствует даже реестр? Так где критерии вот этой максимальной необходимости?

- В то время, когда Михаил Ефимович командовал министерством культуры, и произошла та знаменитая история, когда министерство культуры выдавало специальные разрешения, я не знаю, на каких основаниях, я не бухгалтер и я не представитель органов финансового контроля, на застройку современными зданиями территории, примыкающей к музею-усадьбе Архангельское. Поднялся скандал. Сказали, что вроде бы эти индульгенции были возвращены, но мы прекрасно знаем, что они не возвращены.

- Вплотную уже подошли?

- Да. В конце концов, потом кто-то приватизирует Архангельское. Это первое. И второе: я ведь все говорю на примерах для меня болезненных. Приватизация вмешивается не только в памятник отдельно. Вот на Кадашевской набережной рядом с Третьяковской галереей в одном доме, не памятнике, помещается Институт реставрации монументальной живописи. Это единственное в стране место, организация, где сосредоточен отряд великолепных специалистов, которые восстанавливают памятники Новгорода, Пскова, Московского Кремля, Звенигорода, Вологды, все то, что не погибло от времени, от войн. И вот уже третий заход мы делаем во имя спасения этой организации. Подписывается разрешение Госкомимущества на приватизацию этого помещения. Людям ничего не предоставляется. Если эти люди хотя бы на месяц уйдут - это будет одно и то же, что попросить космонавта на пару-тройку дней покинуть корабль. Вот что такое приватизация с точки зрения государства.

- Савва Васильевич, вот существует всеобщее мнение, что если сейчас позволить это все приватизировать, то все набросятся и как пираньи все это дело обглодают. Однако есть и другое мнение. Глава Росохранкультуры Борис Боярсков: "Вы преувеличиваете остроту вопроса, который существует вокруг приватизации, так как поскольку на самом деле нет очереди желающих эти памятники приватизировать. И этот вопрос имеет большое достаточно значение для Москвы и Петербурга, а вот для других регионов - маловероятно". То есть острота вопроса преувеличена.

- Дмитрий, но ведь хотят приватизировать памятники, находящиеся почти в идеальном состоянии.

- То есть самые крупные жемчужины?

- Никто не хочет взять разрушающиеся памятники, ведь ценность приватизатора и мецената - в том, что если он по-настоящему любит то, что он хочет получить, он это приведет в порядок. Вот я вам опять на примере своего любимого многострадального Пскова, где мы ведем уже третий год борьбу за то, чтобы предотвратить гибель города. И я не для красного словца это говорю. Вот пожалуйста - церковь Богоявления XV века, храм, внесенный во все реестры, в свое время Корбюзье время сказал: "Я бы не построил капеллу Роншан, если бы я не увидел эту церковь". Так вот это церковь, которая раньше худо-добро всегда была побеленной, всегда была чистенькой, сейчас гниет и разрушается. А рядом, я считаю, что это приватизаторы, в 20-ти метрах построена четырехзвездочная гостиница, которая расширяется, благоустраивается. И знаете, что нам сказали люди, отвечающие якобы за охрану памятников, и Псковреконструкция, и все? Сказали, что вот они построили гостиницу, и теперь им будет стыдно, и они церковь приведут в порядок. И вроде поговаривают, что приведут.

- Спасибо большое, Савва Васильевич. Это был Савва Ямщиков, который считает, что памятники пусть лучше разрушатся естественным образом, чем их разрушат гораздо быстрее люди без вкуса, но с олигархическими возможностями.