June 2nd, 2004

«Вы должны были отправляться на войну за свои памятники»

Светлана ПРОКОПЬЕВА



«Вы должны были отправляться на войну за свои памятники»

Центральный совет ВООПИК призвал псковских чиновников «внимательно прочитать закон»

19 мая 2004 года члены Центрального совета ВООПИК – Всероссийского Общества Охраны Памятников Истории и Культуры – посетили Псков. Цель визита – обсудить многочисленные нарушения в сфере охраны памятников.
далее

Прямая речь

Прямая речь
газета "Псковская губерния" № 20 (190) 02-08 июня 2004 г.
http://gubernia.pskovregion.org/number_190/07.php

Савелий Ямщиков: Ваш прошлогодний юбилей мог состояться только в одном режиме – в режиме 7 ноября 1941 года: празднование парада и сразу на войну. Вы должны были отправляться на войну за свои памятники.

Алексей Комеч: Конечно, это трагедия, то, что происходит и с состоянием памятников, и с состоянием реставрационных институтов. И дело не в деньгах. Был период в нашей истории, когда мы были гораздо беднее, но мы подняли разрушенное. Это было после войны. Почему? – потому что хотели. Война кончилась, все были патриотичны, и власть вынуждена была быть патриотичной. Она до войны ломала памятники, потом пришли фашисты, ломали – и власти уже неудобно стало ломать! Она была вынуждена их восстанавливать. И псковские храмы поднялись. За 15 лет общего порыва произошло некоторое чудо. Сейчас мы богаче, много богаче, но… мы не хотим. Мы не ценим, то что у нас. Где ищут идеалы те люди, которые строили на Пскове, с чем они самоидентифицируются? «Как там» – они хотят как там, они не хотят, «как здесь». У них и вкуса этого нет. Я много лет назад спросил одного иностранца, что надо делать, что бы сохранить культурное наследие. Он сказал: сначала надо хотеть, потом все просто. Дело не в деньгах абсолютно.

Анатолий Кирпичников: Я хотел бы найти позитивные пути в отношении некоторых нарушений в Пскове, о которых здесь говорилось. Это очень печально, тем более, что в Пскове существует очень сильная археологическая школа. Они прекрасно справляются со всеми объектами. Это всегда уверенные, надежные, квалифицированные люди. Но теперь археологи сталкиваются с новой проблемой: с одной стороны – напор коммерсантов, с другой – непонимание органов охраны, которые по каким-то причинам не могут вмешаться. Или не хотят.

Инга Лабутина: в последние годы стали особенно остро возникать вопросы, даже по, казалось бы, традиционным темам. Вопрос об охранных раскопках давно стал рабочим вопросом при согласовании любого строительства. Но вот появились сомнения. Я помню также, что наши реставраторы не боялись представлять свои проекты ни в Центральный совет ВООПИК, ни в научно-методический совет при Министерстве культуры. Они получали там замечания, одобрения, и это считалось нормой. Что случилось сейчас? Да, новая экономическая ситуация, но юридическая основа охраны памятников сохраняется и обновляется. На памятнике работать нельзя. Наш памятник – культурный слой. Раньше только в исключительных народно-хозяйственных нуждах разрешались работы на культурном слое, но при условии его полного изучения. Что же сейчас? Почему археологи слышат от архитекторов: «Ну дадим покопать»! Можем ли мы в медицине на середине операции отвлечь хирурга и бросить больного? Сейчас теряется эта культура.

Галина Маланичева: В любой области разговор об охране исторического наследия будет острым. Самое главное, не как он происходил, а какой будет результат. Мы не допустим, чтобы результата не было, не для того мы потратили время и силы. Мы обязаны соблюдать закон. Внимательно прочитать его, кто не знает, там все понятно. Закон – это не повод для философствования. Его надо выполнять. Мне кажется, не надо обманывать друг друга и говорить: вы не поняли, вы не профессионалы, а мы все сделали правильно, у нас есть эти заключения – это тупиковая ситуация. Давайте будем с открытыми глазами. Вы лучше нас знаете, какие у вас проблемы, вы сами знаете прекрасно, где поступили против совести, где поступили против закона, и вам – наводить порядок в собственном городе.