old_pskov_today (old_pskov_today) wrote,
old_pskov_today
old_pskov_today

«СПАСИ И СОХРАНИ!» Взывают к нам памятники старины

«СПАСИ И СОХРАНИ!»
Взывают к нам памятники старины


НОВОСТИ ПСКОВА 30 марта 2007


ВО ВРЕМЯ просмотра электронной версии «Парламентской газеты» мое внимание привлекла очередная статья несгибаемого защитника псковской культуры – доктора искусствоведения Савелия Ямщикова. Вынесенный в заголовок крик о помощи Господи, спаси и сохрани!» более чем красноречиво передавал ее содержание. Казалось бы, сколько можно выступать с высоких трибун, обсуждать в узком кругу специалистов, смиренно просить и грозно требовать у правительства должного отношения к культурному наследию страны? Многие уже утратили надежду быть услышанными и опустили руки. Многие, но только не член Общественной палаты и Центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Савелий ЯМЩИКОВ.

Вначале этого года он написал письмо Президенту Российской Федерации о наиболее тревожных и болевых ситуациях, сложившихся в деле сохранения культурного наследия нашей страны. Ответ, полученный из аппарата правительства, обязывал руководство Минкультуры разобраться в сложившейся ситуации и принять меры по устранению изложенных в письме вопиющих фактов.


По мнению Ямщикова, министерские чиновники отнеслись к поручению, мягко говоря, безразлично и отделались ничего не значащей отпиской. А между тем в настоящее время положение дел продолжает ухудшаться. Если не принять срочных мер, считает ученый, мы можем потерять, с одной стороны, отечественную школу реставрации, всегда пользовавшуюся высоким международным авторитетом, а с другой - и те самые объекты культуры, которым реставрация сегодня так необходима.

Мужественный защитник земли Псковской не обошел вниманием и ее болевые точки: «Не первый год ведут специалисты и все, кому дорого культурное наследие Отечества борьбу за спасение разрушающегося на глазах памятника старины - древнего Пскова. Работая в этом уникальном городе - заповеднике вот уже почти полвека, со всей ответственностью могу сказать, что бесценные памятники архитектуры ХII - XVII веков сейчас находятся едва ли не в худшем состоянии, чем к моменту изгнания из города нацистских оккупантов. В нескольких десятках метров от исторических жемчужин архитектуры нагло устроились современные элитные дома и богатые отели, а их состоятельные жильцы и владельцы вместе с местными властями безразлично наблюдают из окон этих зданий, как погибают исторические памятники. Даже знаменитый историко-художественный музей, хранящий уникальные образцы изобразительного искусства, археологические и исторические реликвии, влачит жалкое существование, и, если в срочном порядке не осуществить перевод его на федеральное финансирование, как это сделано с его новгородским собратом, можно утратить это богатейшее историко-художественное достояние» («Парламентская газета», 15.02.07).

Все вышеизложенное, можно сказать, «присказка» к одной из периодически обостряющихся проблем сохранения культурно-исторического наследия Пскова. Оценка Савелием Ямщиковым состояния отечественной реставрации и памятников архитектуры делает для читателей зримой ту обстановку, в которой в настоящее время обсуждается проблема использования собора Рождества Богородицы Снетогорского монастыря и возможность ее передачи в пользование Русской Православной церкви. Но прежде чем перейти к существу проблемы, будет нелишним рассказать, почему собор Рождества Богородицы специалиcты включают в «десятку», как это сейчас принято говорить, наиболее значимых памятников России. В частности, экскурсоводы вызывают искреннюю заинтересованность у пресыщенных туристов из Европы сообщением о том, что фрески были написаны раньше, чем на свет появился Леонардо да Винчи. Но и эта информация не в полной мере отражает исключительность собора Снетогорского монастыря. Он не только является одним из наиболее ранних памятников древнерусской монументальной живописи, но и олицетворяет «псковскую школу».

Согласно «Житию князя Довмонта», каменная соборная церковь в обители Богородицы была построена по заказу и на средства псковского князя Довмонта-Тимофея вместо сожженной немцами в 1299 году церкви. Как свидетельствуют летописи, церковь построили в 1310-1311 годах. В 1313 году храм был расписан фресковой живописью. В первой четверти XV века монастырь был местом пострижения и погребения псковских князей. За почти семь веков монастырь повидал многое: он несколько раз горел, его сооружения разрушались и перестраивались, а фрески забеливались и открывались заново. Только в смутное время с 1611 по 1615 годы монастырь не раз подвергался разорениям от казачьих, шведских и польских войск. А в период осады Пскова армией короля Густава-Адольфа в обители располагался шведский лагерь.

Драматические события новейшей истории тоже не обошли монастырь стороной. В частности, в период оккупации Пскова в 1941-1944 годах на территории монастыря располагалось убежище штаба гестапо. Собор использовался в качестве винного склада. Словом, не будет преувеличением назвать камни, из которых возведены здания и храмы Снетогорского монастыря, седыми.

Что касается истории исследования этого уникального памятника древнего зодчества, то впервые собор был обмерен группой студентов-архитекторов в 1903 году. В 1909 году под обсыпавшейся штукатуркой была обнаружена древняя живопись. С 1919 года собор в числе других построек монастыря был включен в охранные списки памятников архитектуры Пскова. С 1928 по 1934 годы проводились работы по расчистке монументальной живописи. Но за годы немецко - фашистской оккупации фрескам вновь был причинен огромный ущерб. В послевоенное время в соборе был проведен ряд исследований и косметических ремонтов, а в 1985 году в очередной раз начаты обмерные и реставрационные работы.

Но тут подоспела «перестройка» с ее новыми приоритетами и сокращением бюджетного финансирования. В эти тревожные для большинства псковичей годы случилось и радостное событие: в начале 90-х в Снетогорском монастыре в очередной раз возродилась монашеская жизнь. На этот раз - под попечением матушки Людмилы. Число паломников и экскурсантов за последние годы заметно увеличилось. Никольская церковь, где проводятся богослужения, порой в праздники не может вместить всех желающих. А между тем реставрационным работам в соборе Рождества Богородицы не видно конца и края.

Кроме того, с юридической точки зрения, собор находится в безвозмездном пользовании Псковского музея-заповедника. Фактически музей осуществляет пользование и контроль сохранности собора и живописи. Но денег на завершение реставрации у него нет. У Псковской епархии, наоборот, есть средства, но нет прав на собор. В частности, на 2007 год по федеральной целевой программе «Культура России» в разделе «Русская Православная церковь» на реставрационные работы в соборе выделено 5 миллионов рублей.

С одной стороны, проблема возвращения законного имущества церкви обусловлена действующим законодательством, кровной заинтересованностью монастыря, псковской епархии, территориального управления Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Псковской области. С другой стороны, на эту проблему смотрят сотрудники музея, Министерства культуры, реставраторы, местные защитники памятников и сотрудники государственного комитета по культуре. Они придерживаются золотого правила: семь раз отмерь, один - отрежь. Даже у первого православного российского «диссидента», каковым себя считает Савелий Ямщиков, - особая точка зрения на этот счет. Он и в советское время ратовал за то, чтобы передать храмы верующим. Но после того как открытые им совместно с настоятелем Псково-Печерского монастыря (в Успенской церкви) фрески XVI века были забелены и забиты досками, - это случилось после смерти отца Алипия, - Ямщиков стал более осторожным.

Забегая вперед, скажу, что итогом представительного заседания, посвященного проблеме собора Рождества Богородицы, стало создание комиссии, которой поручена разработка условий передачи собора монастырю, уточнение многочисленных технических деталей проведения в нем богослужений, дальнейшей реставрации и возможности сочетания этих функций. Но читателям, как мне представляется, будет небезынтересно познакомиться с существующими на этот счет точками зрения и при кажущемся единодушии - противоположности интересов. Начнем со «светской» стороны.

Начальник отдела охраны объектов культурного наследия комитета по культуре и туризму области Людмила Солдатенко говорит:
- Как известно, остальные здания и сооружения монастыря переданы в пользование епархии. Исключение составляет собор Рождества Богородицы, поскольку одним из обстоятельств, затрудняющих передачу, является наличие фресковой живописи XIII века. Фрески настолько хрупки, что требуют столь же бережного отношения, как любящих родителей к младенцу. Так говорят специалисты, и в частности художник-реставратор, член секции монументального и декоративно-прикладного искусства Федерального научно-методического совета при Министерстве культуры России Владимир Сарабьянов. Он работает на этом объекте более 14 лет.
Руководство области понимает, что надо передать церкви центральный собор Снетогорского монастыря, но пока не найдено устраивающее все заинтересованные стороны решение. Комитет считает, что возможно только совместное использование собора музеем и монастырем. К слову сказать, еще в середине 90-х годов реставраторы предложили оригинальный способ выхода из этой ситуации: сделать перегородку, отделяющую древнюю алтарную часть от основного объема четверика и от придела, где могли бы вестись службы. К сожалению, из-за отсутствия финансирования этот проект не удалось осуществить. Но он по-прежнему актуален.

Периодически работа по передаче храма монастырю активизируется, как это имело место в начале года. Но приходится констатировать, что с каждым годом количество реставрационных проблем не уменьшается, а увеличивается. А это значит - вопрос по-прежнему остается открытым. То, что было отремонтировано в 90-е годы, и, в частности крыша, уже от времени пришло в негодность.
По мнению большинства участников совещания, передача собора общине сопряжена с целым рядом рисков. Если, к примеру, матушка Людмила понимает существо проблемы, и можно рассчитывать на корректное использование собора, то не известно, что будет потом.

Если передавать собор в совместное долевое использование музею и монастырю, то режим использования должен быть определен специалистами. Я являюсь сторонницей совместного использования собора общиной и музеем. Кроме того, без поддержки федерального бюджета проблемы реставрации собора и сохранения фресковой живописи не решить.

А это - мнение художника-реставратора, искусствоведа Савелия Ямщикова (Москва):
- Церкви, безусловно, должно быть возвращено все. Одна оговорка: не делать возвращение по лекалам «большевистского» разрушения храмов. Ведь были и музеи, и реставрационные мастерские, которые годами сохраняли наследие. Возможно, нужно вспомнить опыт создания церковно-археологических музеев. Примеры их существования есть в Новгородской, Ярославской, Владимирской областях. Я считаю, что совместное использование собора музеем и монастырем возможно.

Передача Рождественского собора на Снятной горе церкви - не первый разговор на эту тему. Если церковь хочет быть хозяином в этом соборе, то будет оплачивать работу двух музейных сотрудников, отвечающих за состояние температурно-влажностного режима. Надо, чтобы за фрески отвечал музей.

Состояние фресок очень хрупкое. Если вести там постоянную церковную службу, то мы их потеряем. Общественная палата при Президенте России обсуждала проблемы, связанные с возвращением действующей церкви храмов с фресками. Надо решить вопрос так, чтобы были выделены большие деньги на реставрацию фресок из федерального бюджета.

Художник-реставратор Владимир Сарабьянов (Москва) считает иначе:
- Сейчас принять решение о передаче собора невозможно. Его состояние далеко от идеала: много протечек кровли, кроме того, реставрация основного объема - долгая история. Нет средств. Реставрационные работы идут очень медленно. Предлагаю два этапа для монастыря. Нужно разграничить основную территорию. Если будет перегородка, тогда в западной части может быть любой режим для богослужения.

Основной объем собора - очень «больной» памятник. Фрески два раза горели, потом были забелены, вновь открыты. Они требуют особого режима. Возможен только режим музейного хранения и совместного использования памятника с взаимными обязательствами.

Директор Псковского музея-заповедника Наталья Дубровская уверена:
- Музей будет сохранять памятник. Нам необходима программа, которую выработает комиссия.

Искусствовед Ирина Голубева (Псков) придерживается такого же мнения:
- Нет большого оптимизма от передачи памятника церкви. Она еще не готова к тому, чтобы принять ответственность за хранение таких памятников. Считаю, что поделить собор сложно. Это единый памятник, и эксперименты над ним не нужны. Возможен компромисс: разделить собор на две части. И это решение тоже вынужденное. Выводы комиссии смогут помочь решению проблемы.

А это - точка зрения доктора искусствоведения Леонида Лившица (Москва);
- Условия совмещения сохранности ансамбля и проведения служб в соборе сформулированы специалистами. В свою очередь, епархией должны быть оговорены свои условия. Только тогда можно будет вести конкретный разговор. Несмотря на богатый опыт возвращения храмов церкви, в случае с собором Рождества Богородицы нас многое смущает. В первую очередь то, что памятники, уходя из музейного использования, выпадают из-под контроля специалистов, а значит, и из процесса регулирования. Нельзя отрицать, что у музеев и церкви есть немало претензий друг к другу. К сожалению, многие договоренности существуют только на бумаге. Нам очень хочется оградить уникальный архитектурный ансамбль Пскова от подобных проблем. Ведь в мире таких памятников, как Рождественский собор, - единицы. Это - золотой фонд нашей культуры. История Пскова неотделима от истории России. Было бы абсурдным делить единое духовное пространство нашей страны на светское и церковное. Поэтому нужно садиться за стол переговоров и сообща решать все вопросы. Это именно тот случай, когда поспешность в принятии решений недопустима. Некоторые процессы мы не должны форсировать. Давайте выдержим время.

Вместо послесловия
После выступления светил-искусствоведов было бы самонадеянностью с моей стороны комментировать ситуацию или делать прогноз о будущности Рождественского храма. Могу лишь констатировать то, что вижу вокруг. Судя по темпам реставрации церквей Богоявления с Запсковья, Успения в Мелетово, Петра и Павла с Буя, Изборской крепости, собора Рождества Богородицы, Снетогорского монастыря и состоянию других имеющихся в Псковской области 372 памятников федерального значения, государство лишь делает вид, что заботится о них.
Финансирование по целевой программе «Культура России» идет столь скудное, что восстановление памятников растягивается на десятилетия и часто сводится к «латанию дыр».

Как показывает практика, несмотря на стремление псковских мастеров выполнить реставрационные работы как можно лучше, чаще получается как всегда. Это касается и Дома Масона, и Троицкого собора в период подключения центрального отопления, и реконструкции снесенного квартала на скандально известной «золотой набережной». О едином патриотическом порыве псковской епархии и музейщиков в деле сохранения Рождественского собора и других памятников остается только мечтать.

Кроме уже названных проблем, передача Рождественского собора в ведение епархии осложняется еще и интенсивным разрушением скалы, на которой расположен ансамбль памятников Снетогорского монастыря. В этом вопросе без мощного государственного финансирования не обойтись. Если авторитет Савелия Ямщикова, Леонида Лившица, Владимира Сарабьянова при активной и безусловной поддержке администрации Псковской области не возымеет нужного действия, все остальные меры бессильны.

На данный момент мне представляются самыми реалистичными два варианта развития событий. Пессимистичный вариант сформулирован Ямщиковым как возращение храма по «лекалам большевистского разрушения». Оптимистичный сценарий развития событий - дать реставраторам закончить свою работу по восстановлению фресок, чтобы как можно больше людей увидело это чудо. А там уже время и сам Бог рассудят людей, призванных служить одному делу, но поставленных государством в тяжелейшую ситуацию противостояния друг другу.

Ирина ЕФИМОВА.
Tags: Лифшиц Л., Минкульт РФ, Псковский музей-заповедник, РПЦ и культурное наследие, Сарабьянов В.Д., Снетогорский монастырь, Ямщиков С.В., комитет по культуре ПО, охрана памятников, федеральная программа Культура России, фрески
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments